Прошлая жизнь: писатель

Просмотров: 1073
Блог
Прошлая жизнь: писатель
Регрессия в прошлую жизнь проведена для мужчины 28 лет в Москве весной 2015 года. Регрессолог - Диана Орлан. В данной статье приводится рассказ клиента спустя два дня после погружения.

«Регрессолог - приятная, уверенная в себе женщина. Встретила меня очень дружелюбно. Сходу спросила: какой у Вас вопрос? Я немного растерялся, потому как догадывался, что мой вопрос прозвучит "не очень". Все равно, озвучил торжественно: "я хочу отправиться в прошлую жизнь!"

- Так Вы пришли сюда ставить эксперимент? Вы хотите знать, есть ли прошлые жизни? Я Вам заявляю - есть. Дальше что?

- Ну, -засуетился я. - В рамках акции "хочу все знать...". Никто ведь не вправе осудить человека за желание узнать что - либо, -подумал я про себя.

- А что Вы собираетесь делать с этим знанием? -настаивала Диана.

Бегущей строкой в подсознании: "ясно что, консолидировать знания различных сфер, синтезировать новое, применять его, чтобы заглянуть туда, куда предстоит когда - либо заглянуть человечеству. Исследовать неизведанное." Но напевать этот гимн исследователя я все же не стал. Вместо этого перебирал варианты пунктов назначения для путешествия. В голову, как назло, не приходило ничего дельного.

Диана охотно поделилась со мной примерами вопросов и я почувствовал, что действительно могу отправиться в одну из самых счастливых своих жизней, или в ту жизнь, где был знаменит или очень богат, и вспомнить уроки, которые извлек из них.

Нет, деньги, слава - это все неинтересно, - размышлял я. Но я бы отправился в то воплощение, где я, пишу или пытаюсь что-нибудь написать. Этот вопрос не был умозаключением, а просто всплыл вдруг на поверхность сознания, словно в ряду вопросов кто-то толкнул его в спину рукой, мне оставалось лишь озвучить его.

- Что же, попробуем, готовы?

Через пару минут, после дюжины "расслабьтесь там и вот там", не слушайте то, слушайте это, успокойте мысли, я, по предложению Дианы, перенесся в один из приятных солнечных дней моего детства. Мы сидели на берегу в компании родителей и их друзей на берегу реки, который заканчивался невысоким обрывом. Взрослые сидели в тени деревьев, громко разговаривали и шутили. Мы с братом удили рыбу.

Даже не думал, что мне удастся так отчетливо вспомнить игру света и тени переминающихся на ветру деревьев, радость от пойманной несчастной мелкой рыбёхи, и то, как звонко она билась о дно консервной банки. Как предложил ее потом собаке и огорчился, когда пёс пренебрег угощением. Как мы потом бегали с ним наперегонки.

Но нужно было двигаться дальше.

По просьбе Дианы я представил коридор с дверьми, которые представляли мои предыдущие воплощения. Мне удалось хорошо расслабиться. Состояние транса практически ничем не отличалось от обычного бодрствования с закрытыми глазами, -отметил я. Однако, когда я пытался окинуть внутренним взором объекты, которые всплывали прямо из глубин подсознания, я почувствовал непроизвольные, ритмические судорожные движения глазных яблок. Испытывать такого наяву мне раньше не доводилось. Тогда я заключил, что это неподдельный транс, после чего выбрал одну из бесчисленных дверей в коридоре, деревянную, с круглой латунной ручкой, открыл ее, и сделал шаг.

Белый свет. Не видно ни стенок, ни потолка. Хотя я могу перемещаться по этому пространству. Не получилось, -подумал я. Разум молниеносно принялся объяснять неудачу. Либо я никогда ничего не писал, либо я просто не могу ничего увидеть. Либо.. Я бы и дальше перебирал варианты, если бы не услышал, как настойчиво Диана пытается быть услышанной: "Что Вы видите?"

- Ничего. Свет. Просто белый свет на 360.

- Очень хорошо. Двигайтесь дальше. Вы можете двигаться вверх или в сторону.

То, что все идет в рамках плана, придало мне уверенности. В тот же миг я представил, как поднимаюсь вверх. Слои реальности как донные морские отложения сменяли

друг друга, пока я не оказался на зеленом лугу. В ясный солнечный день я стоял и смотрел, как вдалеке горит деревня. Вероятно, что я отправился на прогулку. Беда случилась без моего ведома. Я догадывался, что скорее всего в этом полыхающем костровище находится и мой дом. Спасать что-либо было бессмысленно. Вместо этого я представил, как приближаюсь к дому, время одновременно отматывалось назад, огонь потух. Я очутился на пороге дома, который казался самым обычным, какой только можно представить. Одноэтажный, сложенный из бревен, время изрядно потрудилось над ним - древесина местами выгорела от солнца и почернела.

Я зашёл в дом. Убранство было очень скромным, под стать дому. В углу я сразу заметил кровать, рядом с которой стоял стол из черной древесины и самый обычный деревянный табурет. Я принялся изучать вещи на столе, их было немного: чернильница, оплавленная свеча, гусиное перо и внушительных размеров рукопись в твердом переплете, исписанная наполовину.

Пытаясь разглядеть место происшествия, я смотрел не только снаружи, но и внутрь себя. Я обнаружил себя средних лет, сухим и поджарым мужчиной. Я был очень просто одет, некоторые части одежды походили на лохмотья, но сама одежда была чистой. Я напоминал себе отшельника. Рядом со мной не было ни одного родного человека. Я добровольно заключил себя в этом убежище, чтобы работать над книгой. Сколько я ни всматривался - не смог понять смысл написанного. Язык был незнаком мне. Я видел, как тщательно, с любовью, вывожу пером каждый символ.

Я понял, что сгорел весь мой труд. Я видел мужчину лежащим на земле, лицо его было мокрое от слез. В этот момент я почувствовал, что силы гравитации многократно усилились. Меня буквально вдавило в кресло. Я не смог бы подняться с земли (кресла) даже если бы очень захотел. Мужчина находился в полном отчаянии. Идти ему было некуда.

Время сделало длинный скачок вперед. Спустя несколько месяцев я нашел себя прислужником какого-то духовного ордена в храме, расположенным где-то среди гор. Церковь была явно с элементами готики. Монахи носили длинные балахоны с капюшонами. Я стал одним из них. Я видел себя занимающимся переписыванием религиозных текстов. С таким же старанием, как и прежде, я выводил каждый символ, в душе моей воцарилось спокойствие.

Спокойствие, глубинное и очень приятное. Я понял, что готов завершать своё путешествие, и через несколько мгновений вернулся.

Я проснулся, отряхнулся. Выговорился. Встал, потянулся.

И отправился гулять по городу, в воскресное московское утро.»